ЛЕЧЕНИЕ
 
купирование острого абстинентного состояния;
комплексное лечение пациентов с алкогольной и наркотической зависимостями, включает в себя медикаментозные и немедикаментозные методы лечения;
психокоррекционная работа с пациентами и их родственниками в индивидуальном и групповом режимах.
 
КОНСУЛЬТАЦИЯ
 
консультации несовершеннолетних и их родственников по вопросам профилактики и лечения зависимости от алкоголя, наркотиков и ненаркотических психотропных веществ;
консультации взрослых пациентов и их родственников по вопросам зависимости от алкоголя, наркотических и ненаркотических психотропных веществ.
 
ПРОФИЛАКТИКА
 
мероприятия по профилактике употребления психоактивных веществ, совместные рейды, профилактические акции;
работа с учащимися учреждений образования (тренинги, дискуссии, круглые столы), где занятия направлены на профилактику наркологических заболеваний и формирование здорового образа жизни.

Алкоголиками рождаются или становятся: исследование

Depositphotos_166301282_m-2015

Пьянство — еще не болезнь

Перед американскими исследователями стояла непростая задача: определить, какие гены (или их наборы) приводят к повышенной тяге к крепкому спиртному, а после — и к алкогольной зависимости. Напомним, это разные состояния. Можно любить выпить и даже часто делать это, но не иметь признаков аддикции (зависимости). То есть не испытывать похмелье, не входить в запой и пр.

Исследователи изучили геномы почти 275 тыс. добровольцев и выявили 18 генетических вариантов, которые связаны либо с тем, либо с другим состоянием человека. Главный их вывод: повышенная тяга к спиртному совсем не обязательно провоцирует развитие алкоголизма. Генетически они независимы. Выяснились и любопытные нюансы. Люди, имеющие генетическую склонность к пьянству, но не ставшие алкоголиками, обладают хорошим базовым состоянием здоровья: у них пониженный риск ишемической болезни сердца, диабета 2-го типа и других патологий. А еще у них более высокий уровень образования. У алкоголиков же оказался ниже уровень интеллекта, зато у них высок риск бессонницы, психических и прочих заболеваний.

Авторы считают, что их исследование поможет составлять более точные прогнозы: станет тот или иной пьяница алкоголиком или нет? Хоть пьянство и является необходимой предпосылкой для развития зависимости, но для того, чтобы это случилось, необходимы определенные условия. То есть нужно, чтобы пьяница был носителем определенных мутаций (повреждений) в генах, которые связаны с риском алкоголизма.

Есть ли «ген алкоголизма»?

Если задавать этот вопрос людям на улице, большинство ответит, что, конечно же, существует некий «ген алкоголизма», который передается по наследству. Для русского человека он сродни проклятию. Проще говоря, если твой батя бухал, то и ты будешь — а виной всему генетика. Не воспитание, не пагубный пример, не слабая воля, в конце концов, а именно гены, наследственность.

Эта мысль многим приятна, а точнее — спасительна. Ведь сама идея, что в пагубной привычке не ты виноват, а твои гены (читай — предки), снимает с тебя ответственность. Можно не бороться с разрушающей зависимостью, а скорбно смириться: «Ничего не могу поделать, такие вот у меня гены».

Между тем никакого «гена алкоголизма» в природе не существует — это миф. Если ученые и находят какой-то ген, связанный с развитием зависимости, это не значит, что его носители по достижении зрелого возраста непременно станут алкашами. Все сложнее. На алкогольную и наркотическую зависимость (на всякий случай: алкоголизм — это разновидность наркомании) влияет множество генов, имеющих слабые эффекты. Их несколько десятков, и уж по одному-то точно нельзя дать прогноз, что человек сопьется. Есть варианты генов, которые делают вероятность злоупотребления спиртным чуть более высокой. Остальное зависит от условий.

«То, как проявят себя эти варианты генов, в значительной степени определяется условиями воспитания, средой, в которой растет человек, — объясняет доктор биологических наук, завлабораторией анализа генома Института общей генетики РАН Светлана Боринская. — Если вам попались не очень хорошие варианты генов, но вы воспитывались в хорошей семье, в атмосфере любви и поддержки, риск развития алкоголизма снижается — неудачный набор генов так и останется “молчать”. А неблагоприятные условия среды этот риск повышают».

Современная наука рассматривает алкоголизм, как болезнь с наследственным компонентом, но роль наследственности делится поровну с ролью среды и воспитания. То есть 50% отводится на наследственность, 50% — на среду.

Больше ни капли спиртного!

Еще один миф на тему «гены и алкоголь» касается непосредственно нашей страны. Многие считают, что у россиян какой-то особый набор генов, который заставляет их часто и помногу пить. Так ли это?

«Конечно, нет. Изучение жителей России показало, что по набору генов, имеющих отношение к потреблению алкоголя, мы почти не отличаемся от европейцев, — утверждает Светлана Боринская. — Но разница в том, что у нас очень много крепких напитков, на них (в первую очередь на водку) приходится значительная доля выпивки. А они наносят по организму гораздо больший удар, чем-то же самое количество алкоголя в виде пива или вина».

Сходство с Европой проявляется и в процентном соотношении людей, организм которых очень быстро перерабатывает алкоголь. И у нас, и в странах Старого Света это примерно каждый десятый человек. А вот в Китае или Японии таких 70% населения. Эти люди почти не пьют, поскольку не успевают получить удовольствие от выпивки. Кроме того, среди жителей Юго-Восточной Азии распространена мутация другого гена, который отвечает за обезвреживание продукта переработки алкоголя — токсичного ацетальдегида. Он накапливается в организме, который не успевает его перерабатывать, и человек мучается неприятными ощущениями: у него краснеет лицо, кружится голова, сильно бьется сердце, обильно выделяется пот. Понятно, что, один раз пережив такое состояние, вы больше никогда в жизни не выпьете ни капли спиртного.

«У половины китайцев и японцев этот ген вообще не работает: образующееся из спирта вещество не разрушается или разрушается крайне медленно, — говорит Боринская. — Такие люди не могут стать алкоголиками, потому что просто не в состоянии пить алкоголь. В России эта мутация встречается очень редко, как и в Европе. Доля ее носителей — менее 1% населения».

Получается, что никакого «гена алкоголизма» в природе не существует, а вот гены, защищающие человека от того, что он станет алкоголиком, напротив, есть. И в этом смысле жителям Юго-Восточной Азии повезло. Хотя, наверное, кто-то с этим бы и поспорил.